Для тех, кто хочет знать все о мировом финансовом рынке, рынке ценных бумаг, криптовалютах, участниках финансового рынка и его структуре.

Внезапно: но сначала постепенно… — часть 7

10

«Сначала Постепенно, а потом внезапно» – так Хемингуэй описывал процесс банкротства, и так же можно описать гиперинфляцию правительственных валют и то, как многие приходят к пониманию биткойна. Сегодня мы продолжаем нашу серию статей, посвящённую Биткойну и его свойствам. Сегодняшний текст будет от имени профессора экономики Ливанского американского университета и автора книги «Стандарт Биткойна» Сайфиддина Аммуса.

Оглавление

Внезапно — Часть 1: Биткойн, а не блокчейн
Внезапно — Часть 2: Вот что решает Биткойн
Внезапно — Часть 3: Биткойн не такой уж и медленный
Внезапно — Часть 4: Биткойн не расточает энергию
Внезапно — Часть 5: Биткойн не так уж и волатилен
Внезапно — Часть 6: Биткойн нельзя скопировать
Продолжение следует…

Биткойн – это деньги

Или, скорее, Биткойн стал деньгами (для меня). Это был медленный процесс, включавший преодоление ряда психологических блоков, но всё началось с вопроса: что такое деньги? Здесь начинается настоящая кроличья нора. Не спекуляции в духе «блокчейн изменит мир», но попытка ответить на вопрос: «Почему я ношу в кошельке фиат?» Почему сотни миллионов людей ежедневно обменивают реальную, кровно заработанную стоимость на эти бумажки (или их цифровое представление)? Этот вопрос трудно задать, но ещё труднее на него ответить. Я понял, что каждый должен подходить к этому вопросу по-своему, своими темпами и руководствуясь собственным жизненным опытом. Чтобы хотя бы начать понимать биткойн, нужно интересоваться этим вопросом.

Для меня путь начался с того, чтобы понять, почему золото было деньгами. Для этого нужно было понять уникальные качества, делающие то или иное лучшей или худшей формой денег, а также то, что отличает деньги как уникальный экономический товар от большинства других типов экономических товаров. Моему образованию в этих вопросах способствовала книга «Краткая история денег», не как евангелие, а скорее как фундамент для постановки задачи. Когда я применил этот фундамент к собственному жизненному опыту и собственному пониманию существующей финансовой системы и её недостатков, только тогда всё начало становиться интуитивно понятным. Тем, кто потратил годы на размышления о денежных принципах, может быть очевидно, что биткойн – это деньги, однако для других это может быть не так. Но когда биткойн стал интуитивно понятным, со временем его денежная природа не будет вызывать сомнений.

Я нашёл полезным сравнение биткойна с двумя осязаемыми ориентирами: золотом и долларовой финансовой системой. Имеет ли А (Биткойн) общие свойства с Б (золотом или долларом)? Лучше ли А, чем Б? Ведь то, что делает что-то деньгами, не является чем-то абсолютным. Всё дело в выборе между хранением стоимости в одном средстве или в другом, всегда включающем уступки. Без понимания недостатков существующей финансовой системы (будь то доллар, евро, иена, боливар, песо и т. д.) я не пришёл бы к пониманию того, почему Биткойн – это деньги.

: unchained-capital.com

Когда во время кризиса я работал в Deutsche Bank, у меня не было базиса, позволяющего понять, что на самом деле происходит. Только спустя десять лет, поработав в сфере реструктурирования и в макро-хедж-фонде, у меня начало вырабатываться более ясное понимание событий 2008-2009 гг. Благодаря собственным исследованиям большого финансового кризиса, Федеральной резервной системы США (ФРС) и, в частности, влияния количественного смягчения, я пришёл к основному выводу, что корневой проблемой было то, что доля заёмных средств в финансовой системе составляла примерно 150:1 (слишком много долга и слишком мало долларов) и что такая сумасшедшая доля заёмных средств была возможна только как следствие политики ФРС, в течение трёх десятилетий, предшествовавших кризису, препятствовавшей сокращению доли заёмных средств. Далее стало очевидно, что решение (количественное смягчение) лишь привело к метастазам неустойчивой кредитной системы в течение следующих 10 лет, сделав будущее количественное смягчение неизбежным. Я пришёл к убеждению, что, независимо от того, выживет ли биткойн, существующая финансовая система близка к своему концу и в дальнейшем неизбежно изменение текущего статус-кво.

Затем я осознал, что у Биткойна фиксированное предложение. Понимание того, как и почему это возможно, – основа для понимания биткойна как денег. Для этого требуются существенные личные инвестиции в понимание того, как экономические стимулы переплетаются с технической архитектурой биткойна и почему биткойн не может быть «подделан» или скопирован (или скорее почему стимулы достаточно сильны для сотрудничества и почему издержки упущенной выгоды слишком высоки для предательства). Это долгий путь, но в конечном счёте он ведёт к пониманию того, что глобальная сеть рациональных экономических участников, действующих в добровольной валютной системе, не достигнет подавляющего коллективного консенсуса, обесценивающего валюту, которую они независимо и добровольно выбрали в качестве средства сбережения. Эта реальность (или система убеждений), таким образом, поддерживает и подкрепляет экономические стимулы, техническую архитектуру и сетевой эффект Биткойна.

Так что дело не просто в том, что программный код диктует, что будет только 21 млн биткойнов, а в понимании, почему такая денежная политика надёжна и устойчива и как биткойн достигает верифицируемой редкости. Понять это невозможно за один вечер. Это невозможно объяснить на вечеринке. Эта реальность подкрепляется лишь постепенно, посредством наблюдения за тем, как работает эта мотивационная структура каждые 10 минут (в среднем). Если затем сравнить это с тем, как работает долларовая система, или даже с фундаментом золота, то биткойн как деньги становится более интуитивно понятным.

В целом, пытаясь понять Биткойн как деньги, стоит начать с золота, доллара, ФРС, количественного смягчения и того, почему предложение биткойна фиксировано. Деньги – это не просто коллективная галлюцинация или система убеждений; в них есть определённый смысл. Биткойн существует как решение проблемы денег – глобального количественного смягчения, и не стоит считать, что обесценивание местных валют в Турции, Аргентине или Венесуэле не может повториться в США или любой другой развитой экономике. Биткойн представляет фундаментально отличную структуру и более жизнеспособный путь, но чтобы знать, к чему мы идём, необходимо понять, как мы пришли к текущему состоянию.

Хайек пишет о ценовом механизме как о величайшей системе распространения знаний в мире («Использование знаний в обществе»). Манипуляция денежной массой искажает глобальные механизмы ценообразования, из-за чего в экономической системе распространяется «плохая» информация. Когда эта манипуляция длится 30-40 лет, создаётся огромный дисбаланс в базовой экономической активности, и именно в такой ситуации находимся мы сегодня. В конечном счёте, проблемой золота стал доллар, а проблема доллара – в экономическом искажении, которое привело к количественному смягчению и было усугублено им.

Биткойн обещает решить обе проблемы. Поскольку предложение биткойна фиксировано и им невозможно манипулировать, он рано или поздно станет самым надёжным механизмом ценообразования в мире и, как следствие, величайшей системой распространения знаний. Сегодняшняя волатильность – не что иное, как логичный путь обнаружения цены в процессе многократного роста принятия и продвижения к будущему состоянию полного принятия.

Мы уже почти подошли к завершению серии. Следите за новостями. Не пропустите окончания!

Источник: bitnovosti.com