Для тех, кто хочет знать все о мировом финансовом рынке, рынке ценных бумаг, криптовалютах, участниках финансового рынка и его структуре.

Российская лаборатория по проверке качества воды мешает сделке Fortum и Uniper

16

Покупке финского Fortum более 50% немецкой Uniper помимо водопровода и артезианских скважин Сургутской ГРЭС-2 (принадлежит российской «дочке» Uniper«Юнипро») препятствует расположенная там лаборатория по проверке качества воды. Она, как и водопровод, имеет стратегический статус. Об этом в четверг рассказал представитель «Юнипро».

О том, чтоFortum хочет приобрести Uniper, стало известно в сентябре 2017 г. В компании заявляли, что рассматривают возможность купить 100% акций немецкого холдинга. Сама Uniper была против этой сделки: наблюдательный совет и правление компании приняли совместное заявление, в котором признали предложение Fortum о выкупе акций невыгодным для акционеров. Кроме того, получить контроль над Uniper Fortum мешает российский закон об иностранных инвестициях. Он запрещает компании, принадлежащей финскому правительству, получить контроль над расположенными в России стратегическими объектами. В сентябре 2018 г. руководитель Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев сказал в интервью «Коммерсанту», что речь идет о принадлежащем «Юнипро» водопроводе. В итоге в июне 2018 г. Fortum выкупил 47,35%% Uniper уE.On за 3,7 млрд евро. Сейчас финскому холдингу принадлежит уже 49,99%Uniper. В начале октября Fortum заключил соглашение с инвестиционными фондами Elliott и Knight Vinke о покупке у них еще около 20,5% Uniper за 2,3 млрд евро.

ФАС обсуждает изменения в законодательстве, которые позволят Fortum увеличить долю в Uniper, отдав водопровод на аутсорсинг, говорил Артемьев. По его словам, сделка может быть вынесена на правкомиссию по иностранным инвестициям до конца 2019 г.

Водопровод стал стратегическим после того, как в конце 2017 г. «Юнипро» внесла Сургутскую ГРЭС-2 в реестр естественных монополий. Руководитель Fortum Пекка Лундмарк в интервью «Коммерсанту» в четверг сказал, что это могла быть намеренная попытка «Юнипро» задержать сделку.

Компания и до того владела стратегической лабораторией, которая могла стать препятствием для сделки, возражает представитель «Юнипро». Внесение ГРЭС в реестр он объяснил добросовестностью компании: летом 2017 г. ФАС признала, что станция осуществляет монопольную деятельность. Это, впрочем, не обязывало «Юнипро» вступать в реестр. «В законе такой обязанности нет, это было наше решение. Но оно не было продиктовано процессом Fortum и Uniper. Тезис Fortum о том, что мы совершали эти действия намеренно, чтобы задержать сделку, не соответствует действительности», – говорит представитель «Юнипро». Он отметил, что компания не рассматривает возможность избавляться от стратегических активов.

«Фортум» знал о наличии у «Юнипро» этой лицензии, но не рассматривала ее как препятствие для заключения сделки, рассказал генеральный директор «Фортума» (российская «дочка» Fortum) Александр Чуваев: «Эту деятельность можно передать на аутсорс в течение нескольких недель».

«Юнипро» подала заявление в Реестр естественных монополий после того, как информация о сделке стала публичной, отметил Чуваев. «Когда вместо того, чтобы отдать [лабораторию на аутсорс] и забыть, люди, узнав о том, что планируется сделка, подают заявку в Реестр естественных монополий, что является признаком стратегической деятельности. Eсть признаки того, что это противодействие этой сделке. Менеджмент не должен противодействовать сделке никаким образом, потому-то это дело акционеров, а не менеджмента», – сказал Чуваев.

Лаборатория на Сургутской ГРЭС-2 имеет лицензию по работе с возбудителями инфекционных заболеваний, поэтому ее деятельность признается стратегической, говорит представитель ФАС. Частные иностранные инвесторы могут получить контроль над такими объектами по согласованию с правительственной комиссии по контролю за иностранными инвестициями, но для суверенных приобретение контроля запрещено. Правкомиссия одобряла сделки с лабораториями, работающими по такой лицензии, но только для частных иностранных инвесторов, отметил представитель ФАС.

Если в лаборатории на ГРЭС-2 осуществляетсястратегический вид деятельности, то ее наличие действительноявляется существенным препятствием для сделки, преодолеть которое будет достаточно сложно, рассуждает директор Фонда развития права и медиации ТЭКа Александр Пахомов: «Решением может быть либо изменение статуса бактериологической лаборатории, либо вывод объекта из состава ГРЭС, если, конечно, это возможно технически и технологически».

Источник: www.vedomosti.ru