Для тех, кто хочет знать все о мировом финансовом рынке, рынке ценных бумаг, криптовалютах, участниках финансового рынка и его структуре.

Эволюция IBM: IT-гигант наконец всерьёз заговорил о криптовалютах

485

Ещё недавно большинство компаний даже не заикались о биткоине, эфириуме или о любой иной криптовалюте.

Вместо использования криптографически защищённых токенов для оптимизации рабочих процессов или хотя бы разговоров об этом отдельный из наиболее известных предприятий ограничились применением блокчейна в качестве децентрализованной базы данных нового типа без каких-либо цифровых активов.

Но ситуация меняется. Главы крупных корпораций проявляют всё большую готовность принять то, что сейчас представляет собой рынок в $300 млрд.

Корпорация IBM с капитализацией в $140 млрд. уже прочертила ряд встреч с руководителями бирж и крупных корпораций, а также с центральными банками, чтобы выяснить, как криптовалюты могут поддержать сократить расходы и увеличить прибыль. В начале этого года для помощи в разработке криптовалютной стратегии IBM наняла новоиспеченного главу по блокчейну — Джесси Лунда из Wells Fargo. Он дал CoinDesk несколько подробных комментариев, в частности, отметив:

Мы видим огромный спрос на цифровые активы по всем фронтам.

Труд, направленная на удовлетворение этого спроса, пока ведётся в основном с использованием платформы Stellar и её криптовалюты Lumen (XLM). О партнёрстве сделалось известно в октябре прошлого года.

Однако в интервью Лунд сказал, что IBM заинтересована в расширении криптовалютных бизнес-приложений «различными способами»:

То, что сейчас происходит, — это появление нового сегмента, который реально может сделаться одним из крупнейших. Это эксклюзивный (permissioned), но вместе с тем общедоступный блокчейн.

В прошедшем году Лунд говорил, что встретился с представителями 20 центральных банков, изучающих, какие преимущества они могли бы получить от выпуска фиатной криптовалюты на блокчейне.

Он заявил, что «самый долговечный цифровой актив» — это тот, какой «выпущен центральным банком и привязан к фиатным депозитам в реальном мире», но при этом имеет «некоторое подобие монетарной политики».

Лунд не рассказал, о каких собственно центробанках идёт речь, но отметил, что большинство из них представляют страны Большой двадцатки.

Он относится к центральным банкам как к «своего рода клиентам» и ожидает, что первыми фиат на блокчейне выпустят небольшие организации с рослой концентрацией интересов в Азии и Северной Америке.

Однако «наиболее вдохновляющее видение» среди центральных банков, по словам Лунда, у шведского Риксбанка, старейшего центрального банка в вселенной.

В декабре 2017 года Риксбанк опубликовал white paper, в котором рассказал о своей заинтересованности в перемещении денежной наличности Швеции на цифровую перрон, правда, не упоминая при этом блокчейн.

Лунд ожидает, что в обозримом будущем центробанки найдут общий язык с децентрализованными криптовалютами:

Я ожидаю, что уже в этом году мы увидим, как центральный банк начнёт мастерить хотя бы что-то для выпуска цифровой деноминации своей фиатной валюты. Возможно, в контролируемом формате.

Но труд IBM с активами, выпущенными на блокчейне, выходит за рамки «криптовалютной политики» центральных банков.

Используя ту же технологию, которая позволяет вырастающему числу стартапов привлекать капитал на платформе Stellar, IBM изучает широкий спектр других токенов.

По словам Лунда, IBM рассматривает три основных образа токенов: инвестиционные (security tokens), которые обеспечивают владельцам долю компании, служебные (utility), предоставляющие доступ к сервису, и товарные (commodity), какие представляют собой «оцифровку» драгоценных металлов и других физических активов:

Мы видим свою мишень в выпуске токенов, которые привязаны, например, к золотым слиткам, спрятанным где-то в хранилище, и при этом более спокойны и мобильны.

Проявляя интерес к потенциальному сотрудничеству с товарными биржами, IBM уже трудится с ретейлерами и компаниями по поставке электроэнергии, которые стремятся токенизировать различные аспекты своих деловых предложений.

Помимо них IBM интересуется и стартапами, бедствующими в привлечении капитала, хотя Лунд признаёт, что они менее привлекательны для компании:

Нам нравятся видеть вяще зрелости в клиентах, с которыми мы сотрудничаем.

До сих пор работа IBM с цифровыми валютами в порядочной степени ограничивается платформой Stellar и её криптовалютой, которая используется в основном для трансграничных платежей.

В самой компании трудится девять нод Stellar, которые помогают подтверждать транзакции в разных странах мира, таких как Австралия, Бразилия, Гонконг и США. Но в грядущем IBM открыта для работы с любым количеством блокчейнов.

Наиболее серьёзная деятельность, похоже, связана с некоммерческой организацией Sovrin Foundation, какая внесла свой вклад в исходный код Hyperledger Indy и сейчас готовится выпустить собственный токен посредством ICO. Лунд пока не открыл подробности этого сотрудничества.

IBM уделяет всё больше внимания эксклюзивным (permissioned) блокчейнам, то есть блокчейнам закрытого образа, в которых обработка транзакций осуществляется определённым списком субъектов с установленными личностями.

В январе IBM Research опубликовала детальный white paper, описав применение модели транзакций, в которой биткоин используется в базовом сетевом коде Hyperledger Fabric. Так именуемый Fabric Coin был создан чисто для экспериментальных целей, чтобы сравнить закрытые блокчейны с публичными и по результатам сравнения привнести изменения в Hyperledger Fabric 1.1, релиз которого состоялся в марте этого года.

Лунд ожидает, что в дальнейшем взаимодействие между затворёнными и открытыми блокчейнами продолжит развиваться и будет активно использоваться бизнесом. Он заключил:

Мы собираемся увидать гораздо больше конвергенции между противоположными концами спектра.

Ключ: coinspot.io