Для тех, кто хочет знать все о мировом финансовом рынке, рынке ценных бумаг, криптовалютах, участниках финансового рынка и его структуре.

Биткойн и независимые права собственности

10

Во второй части этой серии статей мы рассмотрели Биткойн как новый социальный и экономический институт. Однако возникает следующий вопрос — кто будет им пользоваться? Есть ли Биткойну место среди других институтов, и если да, то где оно? Правда ли, что Биткойн — это просто невероятно слабый конкурент PayPal и Visa, как хотят убедить нас в этом СМИ, или же Биткойн — это нечто большее?

Для того чтобы понять место Биткойна среди других социальных институтов, необходимо выяснить, почему человечество их создает.

Человека нельзя масштабировать. Конечно, мы можем обучаться, но мы не можем обновить мозг или тело, как делаем это с жесткими дисками и процессорами в компьютерах и машинах. Наши физические и ментальные возможности остались практически прежними с того момента, как мы скитались по земле в качестве охотников и собирателей. Однако, мы можем масштабироваться с помощью сотрудничества. Все научные прорывы, скачки производительности и процветания связаны с нашей возможностью сотрудничать друг с другом.

Проблема сотрудничества и масштабирования

Так как мир полон неизвестного, сотрудничество даётся нам с трудом. Мы тратим огромные усилия, думая о том, как другие люди отреагируют на наши действия, окажут ли эти действия негативное влияние на нас.

Когда мы не можем с достаточной уверенностью предсказать поведение других людей, наша жизнь становится дилеммой заключённого. Пойти выслеживать оленя с кем-то другим или заняться охотой на зайцев в одиночку? Откуда мы знаем, что этот конкретный человек не ударит нас по голове дубинкой и не украдёт оленя? Для того чтобы человек мог «масштабироваться» и процветать, ему необходимо найти способ разрушить эти дилеммы заключённого и решиться на сотрудничество.

Теория игр предлагает два решения дилеммы заключённого. Первая — это превратить однократную игру в повторяющуюся (или в игру с итерациями). Если вы и ваш потенциальный партнер по охоте вновь встретитесь завтра, то, скорее всего, будете сотрудничать, так как никто из вас не хочет мести со стороны другого. Однако такие повторяющиеся социальные взаимодействия или опыт возможны одновременно только в ограниченных группах людей, как предполагает антрополог Робин Данбар.

Число Данбара — это предполагаемое когнитивное ограничение количества людей, с которыми человек может поддерживать стабильные социальные отношения. Сторонники этой теории утверждают, что большой группе людей нужны более строгие правила, законы и жесткие нормы для поддержания стабильной целостной группы.

Сотрудничество с помощью институтов

Второе правило, на которое ссылается Данбар, — это «связать себе руки» и ограничить себя от принятия негативных действий, которые могут навредить другим. Это можно осуществить, создав общие моральные правила и обеспечив их исполнение в обществе. Однако для групп, количество членов которых превышают число Данбара, нужны институты.

Один из основных институтов — монополия насилия. Передав обязанности по защите города специальной группе людей, можно спокойно заниматься продуктивным хозяйством, ведь необходимость защищать выращенные фрукты отпадает. Создав сильную и доброжелательную монополию на насилие, также можно укрепить общие моральные правила и создать официальную правовую систему. В конце концов, законы становятся более надежными, если существует группа лиц, которая имеет больше власти, чем любой отдельный человек, и которая может обеспечить соблюдение этих законов.

На плечах монополии на насилие и правовой системы находится основа всех более высокоранговых институтов: рынки. Рынки — это системы координации покупателей и продавцов, которые обеспечивают специализацию и разделение труда, в то время как деньги позволяют создавать точные цены для производителей и потребителей.

Нам нужна монополия на насилие, чтобы создать правовую систему, нужна правовая система, чтобы создать права собственности. Нам нужны права собственности, чтобы создать рынки и предприятия, нам нужны рынки и предприятия, чтобы создать капитализм. Именно благодаря изобретению новых институтов на основании старых развивается цивилизация. Вот упрощённый пример институциональной башни:

Благодаря упрощению взаимодействия людей социальные институты ломают дилемму заключённого, а мы меньше беспокоимся о том, что нам могут навредить другие. В результате повышается взаимная предсказуемость, которая позволяет больше доверять незнакомцам и сотрудничать большему количеству людей, чем указано в ограничении Данбара.

Институт Биткойна

Какие права даёт Биткойн как новый институт? Вспомним правила социального контракта Биткойна: каждый может использовать сеть биткойна без разрешения (отсутствие цензуры) и только владелец денег может их тратить (отсутствие конфискации). Кроме того, у Биткойна нет центрального органа, который бы мог печатать больше денег досрочно и красть покупательную способность у других (отсутствие инфляции). Наконец, любой может проверить соблюдение правил до принятия платежа (отсутствие подделок).

Проходят ли эти правила проверку реальности? В замечательной работе «Биткойн как закон о собственности» Эрик Д. Чейсен утверждает следующее: «Сатоши Накамото создал форму собственности, которая может существовать независимо от государства, центрального органа или традиционных правовых структур».

Я зайду немного дальше и скажу, что сеть Биткойна, а следовательно, и сами биткойны создают одно из высших прав собственности любого социально-экономического института в истории человечества.

Новая эра прав собственности

Ключевая инновация Биткойна заключается в следующем: он отделяет права собственности от правовой системы и монополии на насилие. Впервые у нас есть собственность, не зависящая от местного органа, который бы её контролировал и защищал. Эту собственность легко скрывать, защищать, разделять, перемещать и проверять — все это может делать непосредственно её владелец, что создаёт высший уровень личного суверенитета.

Ранее права собственности зависели напрямую от других уровней социальных институтов, особенно от монополии на насилие и правовой системы. Если нижняя часть башни неустойчива, то создать прочные права собственности невозможно. Однако Биткойн существует сам по себе, он может предоставлять высочайший уровень прав собственности любому человеку в мире независимо от качества более низких институтов, правительства или правовой системы.

Биткойн открывает новый уровень ценностей. Лодки позволили нам путешествовать по воде, самолеты — по воздуху, а Биткойн предлагает новый альтернативный способ хранения и перемещения ценностей в качестве первого настоящего цифрового актива. Все эти свойства Биткойн имеет благодаря тому, что может существовать только в цифровом мире. Его нельзя взломать в физическом мире, как обычные физические активы.

Всё эти преимущества Биткойна будут раскрываться со временем, однако уже сейчас можно представить, кому Биткойн принесёт огромную пользу:

  1. Всем, кто живёт в местах со слабыми местными правами собственности.
  2. Всем, кто страдает от дискриминации существующей финансовой системы.
  3. Всем, кто живет в местах со слабой валютой и высокой инфляцией или риском инфляции.
  4. Всем, кто ищет способ хранить или перемещать большие объемы ценностей (высшие ценности требуют высшего уровня безопасности).

Используя Биткойн, люди могут более эффективно сотрудничать, увеличивать свою продуктивность, а значит, и своё процветание. Биткойн позволяет хранить деньги для будущего, создавать капитал, который можно инвестировать в более продуктивные предприятия и использовать в торговле с другими людьми по всему миру.

Прогресс через конкуренцию

Биткойн также даёт преимущества тем, кто его никогда не использует. Биткойн застраховывает от ошибок центрального банка, делает глобальную финансовую систему более устойчивой. Как бы иронично это не звучало, он также улучшает систему денег и собственности по всему миру. Как же так? Да, именно такой эффект создаёт конкуренция на рынке. Если вы являетесь потребителем Apple, то выпуск нового телефона Samsung идёт вам на пользу, потому что Apple приходится улучшать качество своего продукта, чтобы оставаться конкурентоспособной.

В результате мы можем наблюдать качественное улучшение денежной системы и системы собственности, так как Биткойн открывает двери для конкуренции и создает рынок. Это также помогает понять, чем Биткойн НЕ является: конкурентом VISA или PayPal. Он конкурирует с местными властями, правовыми системами и правами собственности, то есть фундаментальными уровнями существующей башни, а не с обработчиками платежей, которые расположены сверху.

Именно благодаря сотрудничеству развивается цивилизация, однако сотрудничество между незнакомцами обеспечить очень сложно. Социальные институты решают дилемму заключённого и позволяют сотрудничать в большем масштабе. В основе нужно создать стабильную и благожелательную монополию на насилие, которая бы обеспечивала исполнение правил правовой системы и устанавливала права собственности. До сегодняшнего момента слабые местные правительства не могли обеспечить надёжные права собственности. Биткойн никак не зависит ни от одной из существующих систем и может обеспечить высшую форму прав собственности для всех, независимо от статуса человека или его места проживания.

Первая часть серии статей: Честный взгляд на фиатные деньги

Источник: bitnovosti.com